Сайт Ставрополя
 
  
Сообщения
Загрузка


Все статьи по теме ''Банки''

Судебная активность российских банков резко выросла в кризис

Судебная активность российских банков резко выросла в кризис На минувшей неделе Арбитражный суд Москвы вынес решение по одному из самых «дорогих» дел: он удовлетворил иск Сбербанка к структурам машиностроительной корпорации «Энергомаш» (подконтрольна предпринимателю Александ­ру Степанову) на общую сумму 14,4 млрд рублей. Впрочем, деньги Сбербанку вряд ли удастся получить быстро. По мнению наблюдателей, судебное решение скорее поможет кредитной организации контролировать процесс банкротства корпорации, в отношении структурных подразделений которой сейчас в судах рассматриваются заявления о несостоятельности. «Энергомаш» – один из самых крупных должников в России. Долг его предприя­тий перед Сбербанком составляет около 16 млрд руб­лей, а всем российским банкам – порядка 30 млрд. В прошлом году в Москве Черемушкинский суд выносил решение о взыскании лично с Александра Степанова более 12 млрд рублей в пользу казахского БТА-банка. И этот случай не исключительный.
Второе место в списке крупнейших судебных процессов по взысканию задолженности занимает процесс «Номос-банк против Группы ПИК». «Номос» требовал заложенных акций компании на сумму более 8 млрд рублей, а общие долги ПИКа на начало года составляли $1,27 млрд, то есть более 37 млрд рублей. Правда, в отличие от «Энергомаша», ПИК не собирается объявлять себя несостоятельным. Капитализация компания превосходит долги, к тому же ее кредитоспособность увеличилась благодаря Сулейману Керимову, ставшему совладельцем ПИКа
в прошлом году.

Суды. Процессы такого масштаба стали нередкими. Только в нынешнем году можно насчитать по меньшей мере 24 арбитражных дела, в ходе которых российские банки пытаются взыскать с компаний суммы свыше 1 млрд рублей. Из них 11 приходится на иски банков к промышленным предприятиям и столько же – на иски к компаниям в сфере девелопмента и недвижимости. Чаще всего ответчиками выступают российские компании, хотя и не всегда: в деле «Номоса» против ПИКа формальным ответчиком была кипрская структура группы, а Альфа-банк пытается взыскать более 1 млрд рублей с российских и украинских подразделений корпорации «Азовмаш» (Украина).

Разумеется, крупные процессы способны вести только крупные структуры, однако здесь важен не только размер, но и предшествующая кредитная политика, а также гибкость банка в переговорах с должниками. Из 24 «миллиардных» судов с участием банков шесть приходится на ВТБ, пять – на Сбербанк, четыре – на «Номос» и два – на Связь-банк. При этом «особые» отношения, сложившиеся в России между госбанками и промышленными госкорпорациями, иногда их подводят, о чем свидетельствует опыт Газпромбанка, который сейчас пытается через суд взыс­кать с ТД «Русспецсталь», входящего в «Ростехнологии», почти 940 млн рублей. Общая сумма претензий Газпромбанка к трем предприятиям «Ростехнологий» составляет более 1,8 млрд рублей. Аналогичная ситуация – между ВТБ и госкомпанией «Росспиртпром», чей долг превышает 1,7 млрд рублей.

Активность. Если считать в абсолютных цифрах, то судебная активность российских банков в связи с финансовым кризисом резко возросла. Согласно статистике Высшего арбитражного суда, в 2009 году число рассматриваемых дел о неисполнении обязательств по договорам займа и кредитов возросло на 81%. В банках разрастаются юридические службы, и, соответственно растет спрос на юристов. Согласно данным базы вакансий рекрутингового портала SuperJob.ru, с января по июнь 2010-го спрос на банковских юристов вырос на 51%. «В связи с большим количеством выданных кредитов встает вопрос о необходимости их возврата, в том числе и с использованием судебного производства, – констатирует Ольга Демидова, ведущий консультант рекрутинговой компании Antal Laurence Simons. – Как следствие, у банков появилась острая потребность в юридических кадрах, которые будут сопровождать этот процесс. Юристов, имеющих опыт работы в данном направлении, активно набирали и продолжают набирать большинство кредитных организаций и коллекторских агентств. Нужны не только специалисты руководящего, но и среднего, младшего звена».


Растут и судебные расходы банков. Анализ отчетности 40 наиболее «судебно-активных» организаций показывает: если в первом квартале прошлого года их судебные издержки составляли около 60 млн руб­лей, то в нынешнем году этот показатель достиг 126 млн.


И в то же время большинство экспертов отмечают, что инициированные банками судебные процессы лишь в небольшой степени отражают ситуацию с проблемными кредитами.

Реструктуризация. Как заявил «Ф.» управляющий партнер адвокатской конторы «Раппопорт и партнеры» Александр Раппопорт, на уменьшение числа судебных процессов повлияли принятые поправки к законодательству о залогах, позволяющие банку во внесудебном порядке становиться собственником заложенного имущества или реализовывать его. Между тем, банкротство крупного предприятия длится в России около двух лет, и, учитывая большое число кредиторов, шансы вернуть деньги полностью у банка сравнительно невелики. Именно поэтому в отношениях банков с проблемными кредиторами, по словам Александра Раппопорта, «доминирует тактика реструктуризации». Как отмечает адвокат, слово «реструктуризация» в практике последних лет зачастую означает, что банк соглашается на значительное уменьшение общей суммы кредита, за что приобретает то или иное имущество. В итоге кредитные учреждения становятся собственниками множества непрофильных активов.
Ситуация эта стала настолько распространенной, что беспокоит регулятора. Не исключено, что до конца года ЦБ издаст инструкцию, вынуждающую банки поскорее избавляться от скопившейся на их балансах недвижимости. Общую стоимость полученной банками в ходе кризиса недвижимости Центробанк оценивает в 1,4 трлн рублей. Что касается объемов рестуктурированной задолженности, то, по подсчетам ЦБ, по 30 крупнейшим банкам ее доля на 1 марта составляла 30% кредитного портфеля. Какая часть этих кредитов действительно «плохая», никто точно не знает.

И тем не менее пока, как отмечает Александр Раппопорт, с помощью реструктуризации банкам удалось, так или иначе, разобраться со многими проблемными кредитами. Поэтому крупных судебных процессов по взысканию долгов, а также по банкротству, как выражается юрист, ведется «драматически меньше», чем прогнозировалось полтора года назад.

Исполнение. По словам Александра Раппопорта, в суд банки приходят либо в случае не­обеспеченных кредитов, либо если стоимость заложенного имущества оказывается существенно ниже суммы задолженности. Притом в суде банки чаще всего выигрывают. Среди крупнейших процессов, завершившихся в этом году, нет ни одного, в котором бы банк проиграл. Ответчики часто подают апелляционные и кассационные жалобы, но вышестоящие инстанции их редко поддерживают. Как отмечает Александр Раппопорт, претензии банков к получателям кредитов в подавляющем числе случаев относятся к категории бесспорных, то есть у ответчиков почти нет шансов выиграть в суде. Это означает, что если дело доходит до суда, то заемщик действительно не может или не хочет возвращать кредит. То есть исполнительный лист суда вряд ли существенно изменит ситуацию. К тому же часто банки попадают в очередь с другими кредиторами: из 24 «миллиардных» процессов в пяти случаях они происходят на фоне уже происходящего или намечающегося банкротства ответчика. Часто посреди судебного процесса ответчик подает заявление о своей несостоятельности – это один из легальных способов защититься от кредитора. Хорошо еще, если находится крупная корпорация, заинтересованная в активах должника. Так, предприятия «Энергомаша», возможно, достанутся «Рос­атому», а на имущество производителя шампанского «Исток», арестованное по требованию Сбербанка, поглядывает «Росспиртпром», который даже готов предложить банку стать своим миноритарным акционером.

«Традиционные методы (переговоры и «последние» предупреждения) до сих пор используются чаще всего, – соглашается Татьяна Каменская, управляющий партнер юридической компании «Каменская & партнеры». – Судебные процедуры на практике доказывают свою неэффективность, поскольку компании-должники не склонны опасаться таких разбирательств. Ведь для них это фактически законная возможность серьезно затянуть сроки выплат по кредитам. Судебные приставы перегружены работой, поэтому традиционные методы исполнения судебных актов сегодня не обеспечивают оптимальной защиты интересов кредиторов».

Статистика Управления федеральной службы судебных приставов по Москве противоречива. С одной стороны, за четыре месяца нынешнего года его сотрудники взыскали с предприятий в качестве задолженности по кредитам более 612 млн рублей, а это в пять раз больше, чем в прошлом году. С другой – общее количество поступивших приставам «кредитных» дел упало вдвое (до 1500). Иными словами, в судебной активности банков явно наблюдается процесс увеличения среднего размера исков при сокращении их числа. Это и неудивительно, поскольку именно мелкие иски обходятся банкам дороже всего. Наибольшие судебные издержки в первом квартале этого года среди всех российских кредитных организаций несли именно розничные банки: ВТБ24 (34,5 млн рублей) и «Русский стандарт» (16,3 млн рублей). Можно предположить, что от мелочи банки будут избавляться, о чем свидетельствует растущая динамика продаж долгов коллекторским агентствам. По данным «Секвойя Кредит Консолидейшн», общая сумма переуступки долгов коллекторам в 2009 году составила около $2,5 млрд, за пять месяцев этого года – порядка $800 млн, а всего по итогам 2010-го может вырасти до $3 млрд.
Крупнейшие тяжбы банков с должниками в 2010 году
Судебная активность российских банков резко выросла в кризис

Судебная активность российских банков резко выросла в кризис

Судебная активность российских банков резко выросла в кризис

Судебная активность российских банков резко выросла в кризис

Судебная активность российских банков резко выросла в кризис

Судебная активность российских банков резко выросла в кризис


www.finansmag.ru

Все статьи | Комментировать